Путь к воде
Путь к воде
Архитектор «Берегового» Иван Греков подробно рассказывает, как придумывал дом в форме волны, и объясняет, как размер спальни связан с общественными ценностями.

Откуда взялась идея «Берегового»? У него довольно необычная архитектура.

Мы сели и начали думать: так, это дом у воды. А что такое вода, и как мы могли бы использовать это в нашем проекте? Мы поняли, что главное свойство воды — текучесть, изменчивость. И сверхидеей для «Берегового» стала гибкость и адаптивность. Мы считаем, что на конкретном участке можно построить здание только в таком виде, каким мы его задумали. Его нельзя вырвать из контекста и переставить, потому что на архитектуру влияет и окружение, и история места, и идеи, которые преобладают в обществе.

d8109e16dceb80835900b139c9185c61.jpg

Кажется, все архитекторы так думают?

Вовсе нет. Сегодня архитектура — это в основном игра с разными оболочками, то есть дизайн. Бывает, что фасад, планировки, интерьеры и благоустройство делают разные люди: получается коллаж из идей, которые между собой редко перекликаются, и это проблема. Мы рады, что в «Береговом» все делаем мы и что идея гибкости и изменчивости определяет весь проект.

Чем отличаются ощущения жителя дома, в котором все спроектировал один человек, от жителя «дома из кусков»?

Это как в кино: режиссер подбирает под свое видение актеров, оператора, художников по костюмам — и поэтому фильм получается такой какой есть. Если бы ему подсовывали разных специалистов — автору было бы сложно донести свою мысль: режиссер видит определенного актера на определенном месте, и только он создаст нужную картинку. В архитектуре так же: мы задумали, что у нас на фасаде волна и гибкость, а дизайнер интерьеров мог бы решить: «я так люблю ампир и многие тоже так его любят — давайте сделаем интерьер в этом стиле». Образ должен быть цельным, тут важны все детали.

Хорошо, с идеей разобрались. А что такое современный дом? Так сейчас называются и типовые новостройки, и небоскребы из 2000-х.

Современные дома должны отвечать запросам общества, и в идеале нам надо предсказать сценарии жизни людей, которые поселятся в Береговом через двадцать, тридцать лет. Им будет нужно гибридное пространство, которое подходит и для жизни, и для работы, и для отдыха: то есть в одном здании должна быть спальня, коворкинг, ресторан для встречи с друзьями и спортзал. Можно будет находиться в одной точке и не ездить на другие концы города.

А как меняются квартиры? Кажется, до сих пор, как и в 1950-х, все меряется количеством спален.

В мире экспериментируют с жильем нового типа: вроде коливингов или шеринга квартир. Но изменения не только в этом. Двести лет назад было важно, как выглядит спальня, какого она размера, насколько пышный над ней балдахин — и это пространство считалось главным в доме. А сейчас главное место — кухня совмещенная с гостиной, хотя недавно все требовали, чтобы эти пространства были разделены.


Изменения пространства обычно отражают изменение ценностей в обществе. Почему стали популярны кухни-гостиные?

Изменился подход к общению. Если раньше у людей было больше времени, чтобы уединяться и читать — жизнь проходила в основном в спальнях — то сейчас большую часть дня мы проводим в общих зонах. Все перемешано, потому что можно работать из дома. Легко представить ситуацию, когда муж с женой вдвоем работают на фрилансе и сидят с ноутбуками в кухне-гостиной. Общие пространства стали больше, а размер спален теперь не так уж и важен.

Как скоро все снова поменяется?
Хоть мы и стараемся прогнозировать — наши расчеты не всегда правильные. Так что «Береговой» мы сделали максимально гибким, трансформируемым и долговечным с точки зрения архитектуры и визуального языка. В чем долговечность? В простоте. Можно построить суперсовременный объект, но он быстро устареет. Например, многие объекты Захи Хадид, которая считается драйвером современной архитектуры, уже выглядят устаревшими, потому что были спроектированы вокруг супермодных трендов.
Пространство должно быть универсальным, потому что сейчас и люди довольно универсальны: сегодня ты на работе, завтра ты фрилансер, а послезавтра у тебя дети, и ты с ними. Про многие проекты говорят так: здесь будут жить молодые семьи, а в этом проекте — люди без детей, а здесь —  те, кто с утра до ночи работает. Но сегодня у тебя нет детей, завтра есть. Мы хотим, чтобы в «Береговом» жили разные люди, и всем им было хорошо вместе.