«Сретенка 13/26»
«Сретенка 13/26»
Город:
Москва
Площадь квартир:
10 607 м²
Площадь участка:
0,2313 га
Статус:
Строительство
Инвестиции:
3,5 млрд руб.

Дом с бассейном, садом и 32-мя апартаментами. Космополит на одной из самых московских из всех столичных улиц: в фотографиях, которые его представляют, — отсылки к Пикассо и Хокни.

«Сретенка 13/26»

Дом с бассейном, садом и 32-мя апартаментами. Космополит на одной из самых московских из всех столичных улиц: в фотографиях, которые его представляют, — отсылки к Пикассо и Хокни.

Как архитекторы работали с формой

Главное, если строишь в центре,  — уважение к контексту. Именно поэтому на Сретенку выходит двухэтажная часть дома с ресторанами и магазинами: по мнению архитекторов, там просто не могло стоять ничего выше. За ней разместился пятиэтажный объем с апартаментами, окна которых выходят в сад.

Авторы «Сретенки» британцы John McAslan + Partners, очевидно, прониклись любовью к своему проекту. Нам особенно нравится, как они описывают здание на чертеже: обратите внимание, например, на формулировку fabulous corner flats. 

Какую атмосферу мы создаем

Этот дом для людей, которые любят и ценят старую Москву. Для которых Просвирин, Пушкарев, Печатников — знакомые и любимые названия. Им нравится камерность, невысокие дома, прогулки по переулкам, дыхание истории, тишина. Но при этом они не хотят жить в дореволюционных домах с небольшими окнами, старомодными планировками и без сервиса.

Как появилось неофициальное название

Мы хотели придумать название, которое емкого и точно представляло бы образ жизни в доме. Название, которое стало бы именем нарицательным, вошло в обиход и оказалось городским топонимом — в результате этих размышлений и родилось имя «Дом с бассейном».

При чем здесь художник Дэвид Хокни

Мы рассказываем о «Сретенке» через фотографий людей у бассейна. Кадры оотсылают к культовым фотографиям, картинам и фильмам ХХ века, на которых присутствует вода. Дэвид Хокни и его полотна про бассейны, обложки Vogue и Life середины века, холодные красотки на пляже авторства Хельмута Ньютона — все эти произведения стали основой нашего визуального языка.

Команда

За архитектуру и дизайн общественных пространств отвечают британцы John McAslan + Partners известные своим аккуратным подходом к историческому контексту и работой с историческими зданиями. Они, например, блестяще обновили лондонский вокзал Кингс Кросс, построив над ним летящий купол. В Москве же они стали авторами реновации фабрики «Большевик» и возвели на ее территории футуристичный Музей русского импрессионизма. За эти и другие проекты бюро в общей сложности получило почти 200 архитектурных премий.

Интерьеры квартир разработали KSR Architects — тоже британцы, архитекторы и дизайнеры. Их дома украшают лондонский Стрэнд, а их интерьеры особо популярны у жителей Челси. В целом же KSR ценят за способность создавать гармонию за счет минимума средств и любовь к натуральным материалам и аккуратным акцентам.

Генеральный проектировщик проекта — российское архитектурное бюро Kamen. С ними мы строили «Береговой».